ХРАМ ВО ИМЯ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА г.ПОЛЕВСКОЙ

Белый монастырь на Белой горе

Дорога от Полевского до Кунгура по Пермскому тракту занимает чуть больше 5 часов. Затем – поворот налево и 50 км по грунтовой дороге мимо заброшенных деревенек.

И вот уже из окон автобуса виден белый монастырь, возвышающийся в туманной дымке среди лесов на Белой горе.

Наверху нас встречает сильный ветер, близкие быстро плывущие облака и величественный вид на лесные дали. Выйдя из автобуса, мы смотрим вниз, и незаметно душу наполняет особое чувство: покой и мир, желание молчать и молиться. Возможно, именно так увидели Белую гору старообрядческие отшельники – первые насельники этих мест. И так же восхищенно они смотрели вниз с этого места, на котором позже, в 19 веке вырос белокаменный православный монастырь…

— Вот где реально ощущаешь понятия бесконечности и вечности, — прерывает мои размышления молодая женщина, стоящая у края горы со своей спутницей, — Мурашки бегут по телу, глядя на эту красоту!!

С ее восклицанием мы полностью соглашаемся.

В центре Белой горы возвышается огромный семиглавый белоснежный Крестовоздвиженский собор с золотыми крестами, будто парящий в небе над лесом. Рядом — Царский крест высотой около 10 метров и множество жилых построек, занимающих всю плоскую вершину горы.

Лет двенадцать назад я уже приезжала в Белогорье. Тогда монастырь выглядел совсем иначе. Крестовоздвиженский собор находился в полуразрушенном виде, внутри — запах извести, обшарпанные кирпичные стены, вокруг — груды многолетнего мусора. Так же неприглядно смотрелось трехэтажное монастырское здание возле храма.

Сейчас уже все по-другому. Хотя Белогорским реставрационным работам далеко до завершения, монастырь преобразился. Особенно это заметно в Нижнем храме собора, где среди чистоты выбеленных стен и красоты иконостасов совершаются монастырские службы.

Здесь находятся главные Белогорские святыни, одна из которых — икона Божией Матери «Казанская» – келейный образ священномученика Андроника, архиепископа Пермского, закопанного заживо в могилу большевиками в 1918 году. В правом приделе храма хранится мощевик с частицами мощей более 60 святых. Мощевик монастырю был подарен еще до революции, и теперь служит живой связью между прошлым и настоящим Белой Горы.

Условия на Белой горе весьма суровые. На вершине всегда сильный ветер. hram_goraТемпература воздуха ниже на несколько градусов, чем внизу.

Нижний храм собора считается зимним, но в нем еще холоднее, чем на улице. Разместившись в монастырской гостинице, мы идем на вечернюю службу в Крестовоздвиженский собор. Ее совершают монахи во главе с наместником монастыря иеромонахом Дорофеем. Служба совершается неспешно. Послушников и монахов очень мало, в основном, стоят и молятся обычные паломники.

Мы одеты по-летнему, и чтобы окончательно не замерзнуть, я периодически выбегаю из храма в гостиницу и отжимаюсь от пола. Большую часть службы пропускаю, зато таким вот опытным путем постигаю пользу монашеских земных поклонов и прочих видов подвижничества.

После ужина мы возвращаемся в собор, где начинается исповедь. Принимает ее в одиночку наместник монастыря. Через полчаса подходит еще один иеромонах и очередь из 50 паломников потихоньку рассасывается.

Во время исповеди в соборе начинается особая монастырская служба – повечерье. Ее название происходит от монастырской практики совершать повечерие после ужина, или – вечери.

В 10 вечера горстка монахов во главе с наместником, и мы, подзадержавшиеся паломники, выходим из храма и идем крестным ходом вокруг Крестовоздвиженского собора. Дует пронизывающий ветер, вырывая из рук иноков кресты и хоругви, и они несут их – как штыки. Возле Царского креста иноки совершают краткий молебен честному Кресту, «язве демонов» и «иноков отраде».

А затем мы становимся участниками еще одного трогательного монастырского обычая – чина прощения. Зайдя в храм, наместник о. Дорофей берет напрестольный Крест и, выйдя на солею, обращается к нам со словами: «Благословите, отцы и братия, и простите мне, грешному, все, чем согрешил в сей день делом, словом, помышлением и всеми моими чувствами». После этого делает земной поклон. Затем священнослужители и монахи в порядке старшинства, а за ними и мы, подходим к настоятелю и поцеловав крест, поклоном просим прощения друг у друга.

В приходских храмах этот чин совершается только накануне Великого поста в Прощеное воскресенье. Здесь, на Белой горе – ежедневно. Оказывается, взаимное прощение у монахов понимается и как прощание. Ведь никто не может знать, доживет ли он до следующего утра…

Ночуем мы на полу в помещении бывшей трапезной гостиницы. Утром, до начала литургии, идем осматривать монастырь. Рядом с братским корпусом разбиты палатки, в них живут волонтеры — студенты Пермского университета. Молодые парни и девчонки в куртках с надписью «Белогорский монастырь. Урал-сервис» бесплатно трудятся в обители. Ребята помогают в реставрационных работах, девушки – кормить паломников в монастырской трапезной.

Вниз с горы ведет крутая лестница, по которой уже в 7 утра спускается и поднимается множество людей. Под горой находится колодец и купальня, воду в которых верующие считают святой. Несмотря на холод и накрапывающий дождик, люди на машинах приезжают, чтобы искупаться в источнике.

Останавливаемся у восточной стены храма, в том месте, где были расстреляны насельники монастыря. На одном участке стены видны следы расстрельных пуль. Это место сохранилось при реставрации храма. Память о трагическом прошлом, по мнению реставраторов, должна стать уроком для будущих поколений.

В верхнем храме как раз совершается экскурсия. Экскурсовод рассказывает, что до революции Белогорское монастырское хозяйство было огромным — пашни, луга, пруды, мельницы, пасеки, более 14 ремесленных мастерских. Действовали собственные фотолаборатория и типография. Были открыты детский приют, церковноприходская школа и богадельня для престарелых. Во время революции монастырь закрыли, монахов разогнали, но в одном скиту доживали свой век старики-монахи, наотрез отказавшиеся покинуть обитель. Тогда большевики подложили под скит динамит и взорвали 34 непокорных монаха…

Субботнюю литургию в соборе возглавляет наместник о. Дорофей. На клиросе на этот раз поют не монахи, а многоголосый хор мужчин – мирян. Послушник у мощей почти всю службу стоит на коленях, остальные иноки часто совершают земные поклоны. Чтобы согреться, мы тоже вместе с ними падаем на колени.

После службы идем на обед, во время которого я впервые по-настоящему согреваюсь. В меню входит горячий суп, горячая рыбная котлета с пюре, чай и большая булочка. Тепло растекается по телу, и я ощущаю себя теперь уже совершенно счастливой.

За ужин и обед мы вносим символическую плату. Тот, кто не наелся, может продолжить трапезу в монастырском кафе.

В час дня мы отъезжаем домой, в последний раз бросив взгляд на огромный белый храм с золотыми куполами и загадав желание вернуться сюда вновь.

03.09.2012 21:20

19.08.2015 19:20
689

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!