ХРАМ ВО ИМЯ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА г.ПОЛЕВСКОЙ

Личности

Она умерла в Светлую Субботу. Каждый день на пасхальной неделе молилась и причащалась в храме, причастилась в последний раз на субботней литургии. А вечером умерла.

Скромной и незаметной при жизни женщине Бог даровал такую кончину, о какой на каждой службе молятся православные христиане. Умереть на Пасху после причастия – такую смерть нужно заслужить.

О прихожанке Петро - Павловского храма Акулине Ивановне Постниковой рассказывают родные и близко знавшие ее люди.

Лидия Леоненкова, дочь Акулины Ивановны:

- Моя мама родом из Удмуртии. Она родилась в праздник Крестовоздвижения и всю жизнь была верующей, крестик не снимала. В их деревенском доме и в советское время висели иконы. Нас маленьких мама водила на причастие за 18 километров от деревни в действующий храм. В храме служил священником папин близкий друг - о. Евгений, он сейчас настоятель храма в Ижевске.

Я родилась в Полевском, а моя старшая сестра – в Удмуртии. В Полевском храма не было, и мы часто приезжали на мамину родину. Мама говорит: «пойдем в церковь», а я, маленькая, радуюсь: «в цирк, в цирк!» В храм с нами ходила еще одна верующая бабушка из деревни.

Мама очень строго постилась. Мяса вообще никогда не ела, пост держала не только по средам и пятницам, но и по понедельникам. Еду варила в двух кастрюльках: с мясом - для семьи, постный суп – себе. Даже фамилия у нее была – Постникова.

Когда мама была беременна мной, врачи требовали, чтобы она сделала аборт. Говорили: если не уберете ребенка, сама погибнете. Мама положилась на волю Божию и выбросила бумажку с направлением на аборт.

Когда я родилась, родители снимали комнату в том доме, где впоследствии была воскресная школа, трапезная… Папа работал в милиции, мама в школе техничкой. У нее было всего четыре класса образования.

Мама всегда была кроткой и ласковой, я не помню, чтобы она нас ругала. А папа был строгий. Такой сложился идеал семьи: папа воспитывал в строгости, мама – в кротости, любви и доброте. Она почти не вмешивалась в мою жизнь, учила саму за свои поступки отвечать. Считала, что дети должны расти в труде, и мы много работали на земле.

Моя старшая сестра умерла в возрасте 25 лет. Она жила с мужем и детьми в другом городе, и нам о ее смерти ничего не сообщили. Мама простила родственников мужа умершей дочери и до конца жизни поддерживала с ними связь. А внуков, которым было 5 и 2 года, они с папой взяли к себе и воспитали, как родных детей.

С нами вместе жила папина мама, бабушка Домна. По-русски он не понимала, в старости у нее было плохо с головой. Мама за ней до последнего ухаживала, водила в Петро – Павловский храм на причастие.

В 1994 году я вышла замуж и уехала в Петербург. Домой звонила каждый день, узнавала, как дела.

Каждое утро мама поднималась в 6 часов и сразу вставала на молитву. С 6 до 10 молилась утром и с 8 до 12 - вечером. Правило читала, молитвы каждому святому, Псалтырь, Библию. Все четыре часа стояла на ногах. Я говорю: «мам, Псалтырь ведь можно сидя читать». А она улыбнется и все равно стоя молится.

На здоровье никогда не жаловалась, в больницу не обращалась, на нее даже карточку в поликлинике не завели. Был у нее бронхит хронический, лечила его травами.

Всю Светлую неделю в этом году мама причащалась. Вечером 29 апреля, в пятницу Светлой недели, я позвонила маме, а у нее что-то с языком, плохо говорит. Вызвали «скорую», медики предложили ехать в больницу. Она отказалась. В субботу полдевятого утра позвонила, у мамы голос веселый, говорит: «я в храм побежала, там моя жизнь».

В тот день в храме впервые во время службы она присаживалась на скамейку. Вечером ей стало плохо, по телефону сказала: «под левой лопаткой колет…» Внук Сережа прибежал, а она лежит на полу. «Скорая» приехала, но было поздно. Разрыв аорты, мгновенная смерть.

Когда я ехала в Полевской на похороны, не знала, как это переживу. Но начала молиться, и стало легче. Радостно, что так много людей в Полевском искренне молятся за маму.

Лидия Михайловна Белоус:

- Акулина Ивановна была добрейшим человеком. Скромная, кроткая, в храме старалась никого не задеть, ходила на цыпочках. Мы на службах рядом стояли. Если нечаянно заденет, жестом, улыбкой извиняется. У нас всех много тщеславия, а у нее тщеславия не было. После службы дежурные пойдут обедать, а она останется, незаметно один, другой подсвечник вычистит… И никто об этом не знал. Дежурные говорят: приходим – подсвечники чистые. Удивлялись.

Она всегда очень быстро ходила, нас по дороге в храм обгоняла. Муж у нее в храм не ходил, но она своею кротостью его сердце умягчала. После службы торопилась мужа накормить, в саду работала. На панихидный стол в храм каждую неделю приносила продукты.

В храме она особенно ни с кем не общалась. Всем улыбнется, поздоровается, приложится к иконам и встанет молиться. Мы любим поболтать, а она ни с кем не болтала, никого ни разу не осудила, ни о ком слова плохого не сказала.

Ее соседка Валентина говорила, что пост Акулина Ивановна так соблюдала, что масла подсолнечного в рот не брала. А на Страстной ела только просфорки да сухарики. И всегда была легкой на подъем, веселой. Я ее ни разу не видела грустной или на что-то жалующейся.

В Пасху она ночную службу отстояла и потом всю Светлую неделю причащалась. Господь ее подготовил и за праведную жизнь взял к Себе.

Елена Хорошева:

- Мы учились в одном классе с Лидой Постниковой, потом поступили в один институт. Когда я приходила в гости к Лиде, меня удивляли тишина и мир в их доме. Лицо Лидиной мамы без улыбки не представляю, всегда доброе, приветливое.

В школе, где мы учились, Акулина Ивановна работала техничкой. Все ее любили за доброту, ласку и трудолюбие.

Она вообще была светлым, удивительным человеком. После смерти старшей дочери остались двое маленьких детей, и Акулина Ивановна с мужем воспитали их. Внуки были хорошо одеты, ухожены, очень хорошо учились. Я удивлялась, что Акулина Ивановна воспитывала их, не повышая голоса и не ругаясь. В двухкомнатной квартире они жили вшестером, а было так тихо и уютно, что казалось, все общаются шепотом.

Лидин папа в храм не ходил. Лида тоже к вере не сразу пришла, мы с ней какое-то время ходили в секту «Радостея». Акулина Ивановна не устраивала скандалов, не упрекала родных, что в храм не ходят. К вере привела своей кротостью, а не словесными убеждениями. У нее была врожденная мудрость, которая помогала принимать правильные решения.

Когда Лида переехала в Петербург, Акулина Ивановна часто подходила ко мне, делилась новостями. Ни разу я не слышала от нее жалоб, сетований или упреков в адрес родных, сор из избы она не выносила. Всегда светлая, спокойная, радостная.

Ночью в Пасху мы с ней христосовались. Потом встречались в храме всю Светлую неделю. Она даже не намекнула на плохое самочувствие.

Она умерла, успев все сделать на этой земле. Дочку выучила, выдала замуж, привела в Церковь. Мужа по-христиански схоронила. Внуков воспитала хорошими людьми, они создали свои семьи. За день до смерти Акулины Ивановны у внучки Юли родилась дочка. Ее назвали Верой.

Галина Петровна Клюева:

- Мы с Лидой вместе работали, ее маму я знала, как доброго, тихого и спокойного человека. Акулина Ивановна старалась жить так скромно и незаметно, что о многих качествах ее души я не знала, открываться они стали только в последние годы.

Я даже не представляла, насколько крепкой была ее вера. Однажды она опоздала на соборование, и храм закрыли. Другой человек на ее месте ушел бы домой, а она осталась стоять и молиться у окон храма на улице. Все два часа, пока шло соборование, она молилась возле храма. И когда таинство закончилось, она выглядела такой светлой и счастливой, будто сама только что пособоровалась.

В Великий пост она прочитывала всю Библию. Очень строго постилась, но выглядела всегда веселой. В ее душе был такой внутренний покой, что невольно передавался окружающим.

Каждое воскресенье она приносила в храм продукты и обязательно по четыре пачки кукурузных палочек для детей. Малыши привыкли и после причастия бежали к свечному ящику за палочками. Нет больше Акулины Ивановны, нет и палочек…

На поминках меня поразило, что все родственники говорили о ней, как о святом человеке. Не могли вспомнить ни одного случая, чтобы она обидела ближнего.

В память об Акулине Ивановне мне достались ее книги: Ветхий и Новый Заветы 1880 года издания.

19.08.2015 19:35
779

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!